ИНТЕРВЬЮ РЕКТОРА САМОМУ СЕБЕ:

                                                                                                 
ПОДРОБНЫЕ РАЗЪЯСНЕНИЯ ПО ПОВОДУ НЕДАВНИХ СОБЫТИЙ

 Уважаемые сотрудники Высшей школы сценических искусств!

Уважаемые студенты и их родители!

 Уважаемые коллеги и соратники, бывшие и настоящие!


            В августе 2021 года в СМИ появились заголовки срочных сообщений: «СК проводит проверку. Райкин обвинил партнера в присвоении зданий…», «Российский актер, худрук «Сатирикона» Константин Райкин обвинил своего партнера, театрального деятеля Анатолия Полянкина в краже зданий «Райкин-центра» и «Высшей школы сценических искусств», «Художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин намерен призвать к ответственности бывшего соратника…» и т.п.
            В октябре 2021 года gazeta.ru опубликовала материал «За кулисами: Райкин может лишиться дела всей жизни из-за иска администратора… Спор вокруг школы Райкина вышел в судебную плоскость».
            В декабре 2021 года на сайте ng.ru вышла статья «Суд рассмотрит иски уволенных из Театральной Школы К. Райкина педагогов. Будущее мастерской, давшей российскому театру и кино многих прекрасных актеров – под угрозой», в которой один раздел был посвящен Фонду поддержке и развития культуры имени А. И. Райкина и вопросам собственности здания Театральной Школы.

            Авторы всех этих публикаций не позаботились ни о том, чтобы проверить достоверность сведений, которые они сообщили своим читателям, ни о том, чтобы попросить у меня разъяснений или комментариев по поводу их утверждений. Поэтому я сам решил опубликовать мои разъяснения в форме интервью самому себе – интервью ректора ректору.
            Разъяснения я дам в форме ответов на вопросы, которые могли возникнуть у тех, кто читал названные выше публикации. Вопросы я сформулирую сам и сам же на них отвечу – подробно и доказательно. Так я буду уверен, что мои слова дойдут до моих читателей в неискаженном виде – в том виде, в каком я сам их сформулировал.
            Итак,

            Была ли проверка Следственного комитета?
            В августе 2021 года К.А. Райкин подал в Следственный комитет СВАО «Заявление о преступлении», в котором назвал меня «особо опасным преступником». По этому заявлению была назначена доследственная проверка.

            Каковы итоги проверки?
            Уголовное дело в отношении меня не возбуждено, так как доследственная проверка не выявила никаких преступных действий с моей стороны

            Но для меня этим история не заканчивается: время от времени появляются публикации в прессе, рисующие «страшную» картину. В октябре 2021 года Gazeta.ru года нарисовала картину, в которой есть «беззащитный творец» и «жуткий администратор», не дающий творцу творить и лишающий его «дела всей жизни». Картина была подкреплена интервью, взятыми у сторонников «творца». Как я уже сказал, в статье не нашлось места ни одному разъяснению правовой стороны вопроса о Школе, Фонде, Театре «Сатирикон» и т. д.

            Какие разъяснения правовой стороны вопроса здесь необходимы?
            Хочу прежде всего пояснить: «Высшая школа сценических искусств» – это частная организация. Она не только не принадлежит Государственному театру «Сатирикон», но и не может входить в его структуру каким-либо способом. Школа и театр – две организации не совместимых форм собственности, и для юриста любого уровня – это, как дважды два.
            А вот цитата из интервью директора театра «Сатирикон» Владимира Казаченко, имеющего высшее юридическое образование и внушительную практику дипломированного юриста:
           «"Ситуация, при которой в театральной школе Константина Райкина роль художественного руководителя школы постепенно все более и более нивелируется, и даже само его имя исчезает из названия этого учебного заведения, также не идет на пользу нашему театру. Когда при театре появляется своя театральная школа — это естественный, закономерный этап созревания и развития, идеальная модель. Ведь школа подпитывает театр, дает приток свежей молодой творческой энергии, новых актеров и новых идей. Несколько спектаклей изначально были созданы внутри школы Райкина, а потом вошли в репертуар нашего театра", - рассказывает Владимир Казаченко».
            Хочу напомнить Казаченко В.А., что государственное федеральное бюджетное учреждение, коим является театр «Сатирикон», не может иметь при себе частную школу. То, о чем он сообщает всей стране – о появлении у государственного театра «своей театральной школы» как этапа «созревания и развития», – подразумевает нецелевое использование бюджетных средств гостеатра и конфликт интересов худрука Райкина К.А., что может привести к нарушению им закона о коррупции.
           Кстати, против конфликта интересов Райкин К.А., начиная с 2016 года, борется с переменным успехом.

           Что такое «художественный руководитель театральной школы»? В каких административных отношениях находятся в Школе ректор и художественный руководитель?
           Ректор в высших образовательных организациях – это не просто «администратор», а руководитель ВУЗа, обладающий, по Уставу, всей полнотой власти. Должности художественного руководителя в ВУЗах России не существует. Эта должность была специально создана для Райкина К.А. в «Высшей школе сценических искусств». Он является специалистом по найму, работает по совместительству, у него срочный трудовой договор с ректором. Лишить «дела всей жизни» специалиста, устроившегося по совместительству на работу на условиях срочного трудового договора, невозможно в принципе. Работу худрука «Высшей школы сценических искусств» К.А. Райкин выполняет в свободное от основной работы время. А основная его работа – в театре «Сатирикон», где он работает худруком в статусе государственного служащего. Так где тут «дело всей жизни»!?

           Как можно было бы охарактеризовать реальное «дело всей жизни» основателя и руководителя театральной школы – такой, как Высшая школа сценических искусств?
           Я понимаю «дело всей жизни» предельно просто.
           Во-первых, Школа частная, и никто, кроме руководителей Школы, не поможет укрепить ее материальное положение. Райкин К.А. считает, что его дело – творить, а все остальное – это дело всех остальных, которые в его понимании являются его «обслуживающим персоналом». О вещах материальных Райкин К.А. категорически не заботится, и палец о палец не ударит, чтобы как-то Школе помочь.
           Уже больше года он откровенно «отпугивает» от финансирования Школы даже тех благотворителей, которые до 2020 года реально жертвовали свои денежные средства на уставную деятельность Школы. Теперь этих денег у Школы нет, но при этом «творец» зарплату получает регулярно, и не малую. Он ведь несколько должностей совмещает в Школе, и не похоже, что он собирается от неё отказываться. Это отчетливо видно по его борьбе даже за ту часть зарплаты, которую он не получает по причине его регулярных прогулов (не выхода на работу без уважительных причин). Если он нарушает трудовую дисциплину и не выполняет свои должностные обязанности (еще и потому, что открыто срывает официальные рабочие мероприятия Школы), за это он тоже получает административные взыскания. За зарплату, не выплаченную в связи с административными взысканиями, он борется: хочет ее получить.
           Во-вторых, Школу надо укреплять квалифицированными профессиональными кадрами. Разве может быть Школа для Райкина К.А. «делом всей жизни», если он, пользуясь властью художественного руководителя Школы, запрещает принимать в Школу преподавателей на кафедру актерского мастерства и режиссеры, если они – не члены семьи Райкиных?
           В-третьих, Школу надо развивать в сложившихся условиях пандемии. Разве может быть Школа для Райкина К.А. «делом всей жизни», если он, пользуясь властью художественного руководителя Школы, запрещает создавать в Школе востребованные курсы преподавания актерского мастерства и режиссуры в режиме он-лайн? При этом, чтобы удовлетворить свои материальные интересы, сам, отдельно от Школы, открывает в интернете «Онлайн-курс Константина Райкина. Актерское мастерство» (в рамках проекта «Уроки легенд») с условием предварительной оплаты слушателями за выбранные для обучения уроки, с перечислением их на личный счет Райкина К.А.
           Если Школа для Райкина К.А. «дело всей жизни», то зачем этой Школе так откровенно вредить? Кроме «ненавистного» ему ректора, руководящего Школой, ведь еще почти двести студентов, которые получают высшее образование.
           Приведенные примеры говорят о том, что то, что Райкин К.А. называет «делом всей жизни», имеет под собой не морально-творческое содержание, а личный финансово-имущественный интерес.
           Отсюда и заголовок в прессе: «Российский актер, худрук «Сатирикона» Константин Райкин обвинил своего партнера, театрального деятеля Анатолия Полянкина в краже зданий «Райкин-центра» и «Высшей школы сценических искусств». Заголовок специально придуман для общественности: у «творца» будто бы украли место для творчества и не дают «творцу» творить…

           Здание Высшей школы сценических искусств украли или нет?
           Никто ни у кого ничего не украл. Здание Школы как принадлежало Фонду, так в настоящий момент и принадлежит Фонду. Фонд отдал это здание Школе в безвозмездное пользование. Это здание было мною, как автором идеи и проекта, построено специально для Школы. Школа им как пользовалась безвозмездно с начала своего создания, так и продолжает пользоваться.

           А «Здание … «Райкин-центра …» украли или нет?
           Еще раз: никто ничего ни у кого не украл. Давайте разбираться дальше.

           Зачем на Райкина К.А. работает армия из восьми адвокатов? За что Райкин К.А. платит им немалые деньги?
           Объясняю.
           Начиная с октября 2020 года, я систематически получаю от Райкина К.А. требования (в письменной и электронной форме) - разнообразные документы под названиями «Шаги», «Планы», «Схемы», в соответствии с которыми Райкин К.А. должен безвозмездно, во-первых, получить полный и единоличный контроль над зданием Школы. Во-вторых, чтобы мне мало не показалось, он потребовал с меня денежные средства в сумме 200 000 000 рублей, которые, по мнению Райкина К.А., я якобы получил от эксплуатации здания Школы (убыточного здания), и теперь должен ему их вернуть. Сумму эту они придумали сами, «на глаз».
           Речь идет о здании Школы, которое является собственностью Некоммерческой организации «Фонд поддержки и развития культуры» имени А.И. Райкина. В этом Фонде мы с Райкиным К.А. являемся единственными учредителями.
           Я являюсь руководителем Фонда – Председателем Совета Фонда, с момента его создания и по настоящее время, и мои полномочия единогласно каждые пять лет подтверждаются Райкиным К.А. в подписанных совместно Протоколах заседаний Совета Фонда.
А вот цитата из одного документа – из числа тех, которые называются «Шаги», «Планы», «Схемы»:
           «… требуем (от Полянкина А.Е.)
           - В течение 30 дней с даты получения настоящей претензии возместить Фонду причиненные убытки в размере 200 000 000 руб. …
           … возвратить (Райкину К.А.) корпоративный и операционный контроль в отношении «Школы» и «Фонда».
           - В течение 5 (пяти) рабочих дней уволиться (Полянкину А.Е.) с должности ректора (прекратить трудовые отношения со Школой);
           - В течение 10 (десяти) рабочих дней (Полянкин А.Е.) обязуется предоставить заявление о прекращении полномочий председателя совета Фонда и обеспечить избрание председателем совета Фонда (Райкина К.А.).
           - В течение 15 (пятнадцати) рабочих дней (Полянкин А.Е.) обеспечит голосование «за» по вопросу о выходе (Полянкина А.Е.) из числа учредителей Фонда, поставленному на заседании учредителей Фонда.

           Такие требования поступали и поступают ко мне со строгим предупреждением, что их невыполнение грозит мне распространением сведений о якобы совершенных мною уголовно наказуемых деяниях, с передачей этих сведений в правоохранительные органы.
           А вот цитата из другого такого документа, в котором впервые прозвучала «уголовно-правовая» угроза:
«Также доводим до Вашего сведения, что в настоящий момент Доверитель (Райкин К.А.) проводит уголовно-правовой аудит результатов Вашей деятельности на посту руководителя Фонда и Школы, в связи с чем оставляет за собой право использовать все предусмотренные законодательством средства правовой защиты для привлечения всех виновных…».
           А если я «добровольно» отдам Райкину К.А. «в одни руки» всё – здания, деньги, должности Председателя Совета Фонда и Ректора, передам учредительство во всех совместных организациях (и при этом, наверное, исчезну с лица Земли – улечу на Луну), то, при выполнении всех этих требований, «Райкин К.А. прекращает процедуру уголовно-правового аудита деятельности Полянкина А.Е., а также обязуется воздержаться от предъявления каких-либо исков, требований и претензий к Полянкину А.Е.» - это цитата еще из одного документа.

           Выполнил ли я требования, предъявленные мне Райкиным К.А.?
           Нет, ни одно предъявленных мне требований я не выполнил.
           И вот к чему это привело.
           Райкин К.А., в лице своего адвоката, реализовал упомянутые выше угрозы. Заявление от Райкина К.А. было подано 11 августа 2021 года в Следственное управление по СВАО ГСУ СК РФ по городу Москве. В этом заявлении содержалась информация о якобы уже совершенном и в дальнейшем совершаемом Полянкиным А.Е. умышленном тяжком преступлении.
           В этом Заявлении в категоричной форме указывались недостоверные и не соответствующие действительности сведения - умозаключения, о совершенном мною якобы «преступлении», о моем якобы «преступном плане», и не было приведено ни одного объективного или хотя бы в чем-то достоверно подтвержденного доказательства.
           В Заявлении я уловил интонацию Райкина К.А., знакомую мне и не раз возникавшую за 26 лет совместной работы, 23 года из которых я работал в качестве директора Российского государственного театра «Сатирикон» имени А. Райкина под непосредственным руководством Райкина К.А., художественного руководителя театра.
           В этой интонации – напор и решительное направление удара: «ликвидировать»… И в этом случае Райкину К.А. не нужны никакие доказательства, никакие обстоятельства. Он так решил – так будет, он сказал – значит так и есть, и все должны поверить. Иначе – на телеканал, разговор перед камерой и в прямом эфире, обращение к народу с требованием «убрать с лица земли». Так, например, было в отношении предыдущего Министра культуры, так было и с директором театра «Сатирикон», работавшем до моего прихода, так было с сотрудниками и актерами, имена которых у многих на слуху… Так сейчас он пытается поступить и со мной.

           В чем конкретно обвинил меня Райкин К.А.?
           Если кратко, суть его Заявления о моих якобы «преступлениях» состоит в том, что я через обман и злоупотребление доверием Райкина К.А. будто бы совершил хищение имущества Фонда, регулярно присваивал себе прибыль от реализации этого имущества, совершил мошенничество в особо крупном размере, и продолжаю реализовывать «преступный умысел», направленный на хищение еще какого-то имущества Фонда, которое я будто бы уже успел реализовать… Фантазия Райкина К.А. и его адвокатов, умение «запудрить мозги» всем, кто готов слушать, не знают границ!
           За эти якобы уже совершенные и совершаемые мною преступления Райкин К.А. в лице своего представителя просит следственные органы возбудить уголовное дело в отношении меня.
           Это и есть решительное направление удара: «ликвидировать», убрать меня с дороги, чтобы имущество и руководство Фонда и Школы перешло бы в одни руки – в руки Райкина К.А. А общественность будет думать другое: «честный творец» Райкин сражается с «глупым администратором» с «низменными целями» Полянкиным, чтобы он не мешал «творцу» творить высокое… И по его убеждению все должны поверить, что мною был разработан «преступный план» для «целей незаконного изъятия имущества Фонда и обращения похищенного в свою пользу».

           Есть ли хоть какие-нибудь доказательства этих страшных обвинений, изложенных в Заявлении Райкина К.А.?
           Нет. Ни одного. А ему, «творцу», ничего не нужно доказывать, несмотря на то, что в этих обвинениях сознательная ложь, сознательное искажение фактов с целью ввести в заблуждение следственные органы, убедить их в моих преступных намерениях и вынудить их к возбуждению против меня уголовного дела.
А обвинения на слух звучат, действительно, страшно! Вот цитаты из его Заявления:
           «…изъял имущество Гостиницы из ведения Фонда и получил реальную возможность распоряжаться похищенным имуществом в своих личных, корыстных целях…
           … Только в настоящий момент Райкину К.А. стало известно, что Фонд не получает никакого дохода от реализации имущества Гостиницы и… используется исключительно в личных, корыстных целях Полянкина А.Е»
           …В настоящий момент весь доход от пользования имуществом Гостиницы получает лично Полянкин А.Е.»
           …Полянкин А.Е. с 25 февраля 2015 года по настоящее время, неправомерно пользуется похищенным имуществом Фонда, извлекая из этого доход, который обращает исключительно в свою пользу, …что противоречит целям и интересам Фонда.», и т.д.


           Что на самом деле произошло 25 февраля 2015 года?
           Обратимся к Протоколу заседания Совета Фонда от 25 февраля 2015 года. Вот несколько цитат из этого Протокола:
 
           «ПО ПЕРВОМУ ВОПРОСУ СЛУШАЛИ: Райкина К.А., который … высоко оценил деятельность Председателя Совета Фонда Полянкина А. Е., под руководством которого вся эта работа (строительство зданий Школы и Гостиницы) … огромная, выполнена профессионально и ответственно...
           ПО ВТОРОМУ ВОПРОСУ СЛУШАЛИ: Райкина К.А., который как художественный руководитель «Высшей школы сценических искусств» отметил ее постоянное и стремительное развитие за эти два года … но …
           Несмотря на … серьезные темпы развития, наша Школа испытывает значительные финансовые трудности.
           Что же делать? Как разрулить ситуацию?
           Райкин К.А. … подвел итог высказанным проблемам, связанных с финансированием Школы.
           Райкин К.А. внес на голосование следующее предложение:
           Разработать основные направления по оптимизации имущественной деятельности Фонда ... И с учетом Повестки дня заседания Совета Фонда (Вопрос №3), рассмотреть такую оптимизацию и принять соответствующее решение.
           ПО ТРЕТЬЕМУ ВОПРОСУ СЛУШАЛИ: Полянкина А.Е. и Райкина К.А., которые … пришли к выводу, что … в целях оптимизации управления имуществом Фонда, налогообложения и сопутствующих расходов … передать ряд помещений… (Гостиницу) в качестве вложения в имущество дочернего общества Фонда - ООО «Райкин Плаза», которое самостоятельно будет содержать гостиницу и нести бремя налоговых платежей.
           Райкин К.А. внес данное предложение на голосование.
           Голосовали «за» - единогласно.
           ПОСТАНОВИЛИ: Внести в качестве вклада в имущество ООО «Райкин Плаза» … нежилые помещения, являющиеся собственностью Фонда… руководством Фонда (Полянкин А.Е.)».

           Протокол был подписан 25 февраля 2015 года, и был передан на согласование Председателю Попечительского совета Фонда Уваровой Е.Д., которая этот Протокол, по личной просьбе Райкина К.А., согласовала. (Ссылка на Протокол Совета Фонда №02 от 25.02.2015г.)

           Если сформулировать коротко, что же произошло 25 февраля 2015 года?
           Если коротко, 25 февраля 2015 года, по настоянию Райкина К.А., учредителями Фонда – Райкиным и Полянкиным было принято обоюдное решение передать Гостиницу из Фонда в ООО «Райкин Плаза», чтобы не наносить ущерб Фонду от затрат на содержание и выплату налогов за Гостиницу из единственного источника финансирования за счет благотворительных средств, получаемых Фондом в качестве пожертвований.
           Так обманул ли Полянкин Райкина, когда Райкин сам настаивал передать Гостиницу от Фонда в ООО «Райкин Плаза»?
           На самом деле, и в действиях Райкина К.А., и в самом Протоколе, подписанном им лично, присутствуют и убежденность, что его решение единственно правильное в сложившихся обстоятельствах, и абсолютная уверенность в целесообразности и законности данных действий, которые совершались по его инициативе, прямому поручению и непосредственному участию.
           Здесь опять та же «интонация»… Когда вопрос касался его жизненно важных интересов, Райкин жестко принимал решения, не обращая внимания на аргументы оппонентов.

           Каково было мое отношение к передаче Гостиницы из Фонда в ООО «Райкин Плаза»?
           Я не был против. Но я оттягивал передачу Гостиницы в ООО «Райкин Плаза», так как знал и регулярно сообщал, что у ООО «Райкин Плаза» на тот момент не было средств на содержание здания Гостиницы. Но, как я уже говорил, Райкин К.А., пользуясь своим авторитетом, настоял, чтобы я назначил заседание Совета Фонда для разрешения вопроса о передаче имущества Гостиницы в качестве вклада Фонда в имущество ООО «Райкин Плаза». И это нисколько не облегчило и не «озолотило» ООО «Райкин Плаза» и меня, как его руководителя, а еще более усложнило финансовое положение.
           Кто кого, интересно, обманул?
           Все незаконные обвинения, все не соответствующие действительности сведения, изложенные в Заявлении Райкина К.А., краснеют от стыда, когда бухгалтерские отчетные документы раскрывают истинное финансовое положение Гостиницы в ООО «Райкин Плаза». Гостиница с самого начала являлась убыточным, а с начала 2020 года – глубоко убыточным предприятием по причине эпидемиологической обстановки. Убытки Гостиницы ООО «Райкин Плаза» исчисляются десятками миллионов рублей. Постановлением Правительства РФ от 2 апреля 2020 года № 409 гостиничная деятельность включена в перечень отраслей Российской экономики, пострадавших в наибольшей степени. И я какой-либо материальной выгоды от возникновения права собственности в отношении Гостиницы у ООО «Райкина Плаза» не получил и не получаю. Одни убытки.
           А умозаключения Райкина К.А. относительно того, что Фонд, Театр и Школа должны были получать какие-то доходы от деятельности ООО «Райкин Плаза» и реализации его имущества, вообще не поддаются никакой критике. Это еще один умышленно придуманный прием, чтобы усилить ощущение моей якобы «преступной» деятельности.

           Как мое сотрудничество с Райкиным К.А. привело к созданию Фонда?
           Мое сотрудничество с Райкиным К.А. началось 6 июня 1996 года, когда я приступил к работе в качестве директора театра, после неоднократных приглашений Райкина К.А.
          Главная задача, которую поставил Райкин К.А. передо мной, была четко и конкретно им сформулирована: используя все современные управленческие и экономические технологии, перевести государственный театр «Сатирикон» в форму частной театральной организации, существующей в основном за счет собственных доходов, при участии частного бизнеса. Но эта задача, настаивал Райкин, должна быть неразрывна с проектом реконструкции старого здания театра и строительством новых, так необходимых театру площадей.
          Кроме того, вокруг будущего частного театра Райкина К.А. для материальной поддержки я обещал создать коммерческую инфраструктуру, о чем Райкин К.А. напоминал мне с регулярной точностью.
          Но ставить задачи и напоминать об обещаниях не трудно. Куда труднее на пустом месте создавать задуманное.
          А делать все приходилось даже не на пустом месте, а на развалинах. По мнению самого Райкина К.А., высказанного им в одном из своих интервью в 2012 году, театр «Сатирикон», перед моим приходом туда директором, находился в полном финансовом, организационном и техническом развале. В какой-то момент ситуация с развалом дошла до того, что Райкин К.А., по его утверждению, готов был кричать «караул».
          Прежде всего, я предложил ему план выхода театра «Сатирикон» из финансового кризиса. Для реализации этого плана мной и Райкиным К.А. был учрежден Фонд – некоммерческая организация.

           Фонд оказывал помощь театру «Сатирикон»?
           Я как Председатель Совета Фонда, используя методы фандрайзинга, для оказания материальной помощи театру и семье Райкина К.А. с 1996 года «добыл» в бюджет Фонда денежных средств в виде пожертвований на сотни миллионов рублей и сотни тысяч долларов США, которые были израсходованы в том числе и на следующие проекты:
           - Закупка видеоматериалов творческого наследия Аркадия Райкина в России и за рубежом.
           - Реставрация видео и аудио материалов творческого наследия Аркадия Райкина.
           - Издание книг, видеодисков, аудиодисков и создание телепередач об Аркадии Райкине.
           - Издание видеодисков, аудиодисков с выступлениями членов семьи Райкиных.
           - Финансирование полного цикла создания документальных фильмов об Аркадии Райкине.
           - Проведение кинофестивалей, посвященных А.И. Райкину.
           - Организация и проведение фестивалей-конкурсов юмористов России и стран СНГ.
           - Проведение юбилейных концертов с участием звезд Российской эстрады.
           - Организация и проведение юбилеев А.И. Райкина.
           - Издание книг о Константине Райкине.
           - Организация и проведение юбилеев К.А. Райкина.
           - Организация и проведение юбилеев членов семьи Райкиных.
           - Издание других книг семьи Райкиных.
           - Постановки спектаклей театра для Райкина К.А.
           - Постановки спектаклей театра для Бутенко-Райкиной Е.И.
           - Выделялись средства для материальной помощи членам семьи Райкиных
           - Фонд пожертвовал театру «Сатирикон» шесть автомобилей для использования в хозяйственной деятельности: KIA ED (Ceed), BMW X3 xDrive28i, Toyota Camry, Toyota Hiace, KIA ID (Ceed), Газель ГАЗ 330232.
           - Финансовая поддержка гастролей театра в зарубежные страны, а также на крупнейший театральный фестиваль в Бразилии.
           И это – только небольшая часть того, что было сделано Фондом и лично мной для материальной поддержки театра и семьи Райкиных.
           Кроме этого, мне удалось привлечь меценатов и спонсоров, которые непосредственно через театр профинансировали многие театральные проекты, постановки спектаклей. Среди них: компания «Билайн», Сбербанк России, РосБизнесКонсалтинг, РАО ЕЭС, Фонд «Милосердие» и другие. Удалось привлечь внебюджетные средства для приобретения театрального оборудования, капитального и технологического ремонта большой сцены театра.
           Все эти меры за достаточно короткий срок позволили существенно поднять художественный и материальный уровень театра и выйти из финансового кризиса.

           Как реализовывалась главная задача, которую поставил передо мной Райкин К.А.?
           Очень кратко, что и когда удалось сделать:
           В 1997 году мне удается добиться включения реконструкции старого и строительство нового здания театра «Сатирикон» в Федеральную целевую программу сохранения и развития культуры России.
           К 1999 года я разработал организационно-экономический проект по реализации, поставленной Райкиным К.А., задачи о переводе театра «Сатирикон» из формы собственности Федерального государственного бюджетного учреждения в частную театральную организацию.
           И уже 23 октября 1999 года, на праздновании 60-летнего юбилея «Сатирикона», встречаясь с Председателем Правительства Российской Федерации В.В. Путиным, я представил ему организационно-экономический проект по созданию частной некоммерческой театральной организации с государственной поддержкой.
           В ноябре 2003 года Президенту РФ В.В. Путину по письму Райкина К.А. был направлен доработанный организационно-экономический проект, по которому уже через приватизацию имущества государственного театра «Сатирикон» создается частная коммерческая театральная организация во главе с Райкиным К.А.
           Для передачи государственного имущества театра в собственность частного театра Райкина К.А. в декабре 2003 года по его предложению было зарегистрировано Общество с ограниченной ответственностью «Арт-Инвест» (далее – ООО «Арт-Инвест») с долевым участием 50% – Райкин К.А. и 50% – Полянкин А.Е.
           Письмо и Концепция о передаче государственного театрального имущества театра «Сатирикон» в собственность ООО «Арт-Инвест» были направлены в Росимущество.
           До 2005 года организационно-экономический проект театра прошел многочисленные доработки и согласования, но идея Райкина К.А. о быстрой приватизации государственного имущества «Сатирикона» по существующим на тот момент закона России не прошла.
           В январе 2005 года организационно-экономический проект театра «Сатирикон» обрёл свой окончательный формат, как проект по привлечению инвестиций частного бизнеса в строительство театрально-гостиничного комплекса с последующим созданием частного репертуарного театра, как государственно-частного партнерства.
           18 октября 2005 года именно в этом формате организационно-экономический проект театра получил свое утверждение в соответствующем правительственном Распоряжении № 2336-р.
           В декабре 2005 года Федеральное государственное унитарное предприятие Росимущества «РЕСУРС» провело конкурс по подбору инвестора, который должен будет вложить средства частного бизнеса в строительство театрально-гостиничного комплекса. Конкурс состоялся 14 декабря 2005 года и его победителем признано ООО «Арт-Инвест».
           В апреле 2006 года был подписан Инвестиционный контракт между театром (Заказчиком) и ООО «Арт-Инвест» (Инвестором), а в июне 2007 году было подписано Дополнительное соглашение к Инвестиционному контракту, которые и сформировали Инвестиционный пакет по строительству театрально-гостиничного комплекса и реконструкции здания федерального государственного театра с преобразованием его в дальнейшем в государственно-частное партнерство.
           Таким образом, половина задачи, поставленной передо мной Райкиным К.А. по созданию государственно-частной театральной организации, была выполнена досрочно, уже в начале 2006 года.
           Но начало строительства нового здания театра «Сатирикон» (театрально-гостиничный комплекс) по многим объективным причинам затянулось до 2015 года. Летом 2015 года, когда Райкин К.А. жестко потребовал от Генерального подрядчика сделать все возможное и не возможное, но начать строительство театрально-гостиничного комплекса, коллектив театра «Сатирикон» вынужден был выехать из старого здания и расселить по другим помещениям.

           Как реализовывались планы по созданию частной коммерческой инфраструктуры вокруг театра «Сатирикон» для будущего государственно-частного партнерства?
           Все делалось параллельно. Я работал по 20 часов в сутки, разрабатывал бизнес-проекты, которые могли бы создать вокруг будущего частного репертуарного театра необходимую материальную инфраструктуру для будущего частного репертуарного театра Райкина (а в награду, как теперь выяснилось, Райкин К.А. в это время готовил мне в подарочной упаковке «уголовное дело»).
           А реализовывалось это все следующим образом.
           Постановлением Мэра Москвы Ю.М. Лужкова от 27 августа 2002 года
№ 701-ПП был утвержден, разработанный мною в соавторстве с архитекторами и проектировщиками мастерской «Моспроект №2», архитектурный проекта по строительству многофункционального объекта «Центр культуры, искусства и досуга» на земельном участке, расположенном в двух шагах от Театра.
           Предполагалось, что после строительства «Центра культуры, искусства и досуга» и театрально-гостиничного комплекса, театр «Сатирикон», получив статус государственно-частного партнерства, должен будет объединиться с Центром, и сформировать уникальное (для того времени) культурно-театрально-образовательное пространство в Марьиной Роще Москвы.
           Этим Постановлением Мэра Москвы я добился для Фонда статус Инвестора и Заказчика строительства, и в целях реализации нового инвестиционного проекта, привлек соинвесторов из частного крупного бизнеса. При подписании Инвестиционного контракта и Дополнительных соглашений к нему мне удалось оформить долю Фонда в будущей совместной с соинвесторами собственности. Используя привлеченные средства соинвесторов, в период с 2002 по 2012 годы, я осуществил строительство «Центра культуры, искусства и досуга имени А. Райкина».
           В проектную документацию Центра были изначально заложены как имущественные, так и профессиональные интересы Фонда – строительство зданий Гостиницы и Школы, как составляющих комплекса зданий Центра.

           Как Фонд участвовал в строительстве Центра и Школы?
           В инвестиционный проект по строительству Центра и Школы Фонд не вложил ни единого рубля! Но вложил мои административно-организационную, фандрайзинговую и интеллектуальную деятельность, как Председателя Совета Фонда, в том числе:
           мою авторскую идею создания Центра,
           архитектурную концепцию Центра,
           мое изобретение – концепцию здания «Высшей школы сценических искусств»,
           мое изобретение – сценическо-зрительское пространство «Открытый театр», примыкающее к зданию «Высшей школы сценических искусств»,
           мое изобретение – концепцию «Комплекс зданий Центра культуры, искусства и досуга имени А. Райкина», включая Гостиничную зону.
           Здесь еще раз напомню: в своем Заявлении в Следственный комитет Райкин К.А. утверждал, что при передаче Гостиницы в виде имущественного вклада в ООО «Райкин Плаза» Фонду будто бы нанесен материальный ущерб. Это утверждение, как видите не соответствует действительности: Фонд не внес в инвестиционный проект ни единого рубля!
           Наоборот, проблема состояла в том, чтобы не наносить ущерб Фонду от расходов на содержание и выплату налогов на это имущество. Поэтому Райкин К.А. и настаивал на освобождении Фонда от Гостиницы. Он сам изложил это четко и убедительно на заседании Совета Фонда 25 февраля 2015 года.

           Как создавались необходимые организации – юридические лица?
           У нас был с Райкиным К.А. план действий, и поэтому все было очень просто. 
          Перечисляю:
           - Для управления и реализации гостиничных услуг и других сопутствующих видов деятельности Райкин К.А. и Полянкин А.Е. создали в 2007 году Общество с ограниченной ответственностью «Центр культуры, искусства и досуга имени А. Райкина» (ООО «Райкин Плаза»).
           - Для реализации профессиональной образовательной деятельности Школы после строительства Центра Райкин К.А. и Полянкин А.Е. создали в 2012 году юридическое лицо – некоммерческую образовательную организацию «Высшая школа сценических искусств».
           В 2012 году по итогам строительства Центра в собственность Фонда были переданы:
           - Театральная гостиница, входящая составной частью в здание торгово-гостиничного комплекса по адресу: ул. Шереметьевская, дом 6, корпус 1.
           - Отдельно стоящее здание Школы - «Высшей школы сценических искусств» с примыкающим к нему «Открытым театром» по адресу: ул. Шереметьевская, дом 6, корпус 2.
           Все эти имущественные и юридические вопросы продумывались и решались совместно - мною, Полянкиным А.Е., с Райкиным К.А.
           И в этом тоже заложен ответ на главный «уголовный» вопрос: обманул ли Полянкин Райкина, когда Райкин настаивал передать Гостиницу из Фонда в ООО «Райкин Плаза». Если это все было изначально запланировано Райкиным, тогда в чем обман?

           Чем была вызвана передача Гостиницы в ООО «Райкин Плаза»?
           Необходимостью спасать Фонд от наваливающихся финансовых нагрузок. Протокол Совета Фонда от 25 февраля 2015 года точно фиксирует ситуацию и логику сложившихся обстоятельств.
           Средства Фонда, формирующиеся исключительно за счет пожертвований, нужно было, начиная с 2012 года, распределять между Школой и Гостиницей. Вот и возникала коллизия, когда рядом с расходами Фонда на некоммерческую образовательную деятельность за счет благотворительных средств (Школа) соседствовала убыточная коммерческая деятельность (Гостиница), на которую тоже Фонд вынужден расходовать исключительно благотворительные средства.
           Эта коллизия регулярно ставила на повестку дня вопросы по передаче имущества Гостиницы и Школы, созданным под них структурам. В случае с Гостиницей это не представляло сложностей, и в феврале 2015 года Райкин К.А. по своей инициативе запустил этот процесс. Но в случае со Школой, учитывая ее прошлую форму собственности в виде «учреждения», передать здание возможно было только в оперативное управление, что не решало главной финансовой проблемы – оптимизации налогового бремени. Поэтому, уже тогда Райкин К.А. обговаривал со мной возможные варианты реорганизации Школы путем преобразования в другую правовую форму.
           Но сегодня (в 2021 году) по прошествии 6 лет он «вдруг» понял, что я (с 2015 года) являюсь «особо опасным преступником» и решил доказать эти обвинения любым способом.
           А раз уж он решил, ничто не остановит его. Такая жесткая форма - напор и решительное направление удара: «ликвидировать». Когда ему нужно срочно добиться конкретного результата, в такие периоды он становится непререкаемым диктатором. И уж, если он так решил, то будет так, как он решил, любой ценой.

           Впервые ли Райкин К.А. пользуется подобными приемами, когда нужно кого-то обвинить в том, чего тот не совершал?
           Нет, как я уже говорил, далеко не впервые.
           Подобным приемом Райкин К.А. воспользовался и в октябре 2016 года, когда в стенах ТАСС намеренно организовал публичный скандал против Министерства культуры РФ.
           В отличие от меня, в Министерстве культуры РФ никто этого терпеть не стал, и Райкину К.А. был дан моментальный отпор, который обнажил скрытые ранее проблемы.
           Прежде всего, это коррупционные проблемы, угрожающие работе Райкина К.А. в должности художественного руководителя театра. Его руководящая должность в федеральном государственном театре, по закону, приравнена к статусу государственного служащего, что накладывает существенные ограничения на его действия.
           Но главная проблема, которая вскрылась, в связи с этим скандалом, – его нежелание работать в команде, стремление свалить все свои сложности, как говорится, «с больной головы на здоровую». А когда «голова», на которую по воображениям Райкина К.А. можно свалить все, что хочешь, находится «под рукой», да еще и в непосредственном подчинении, – почему бы этого не сделать.
           Вот и повалились на мою голову одна за другой, мягко говоря, настойчивые рекомендации и требования от Райкина К.А. взять одно на себя, другое, третье, чтобы «прикрыть» самого Райкина К.А., с его авторитетом и известной фамилией.
           По результатам многочисленных проверок Министерством культуры РФ, Прокуратурой Москвы, органами МВД была установлена связь Райкина К.А. с рядом известных аффилированных структур, от деятельности которых Райкин К.А. как государственный служащий мог получать личную выгоду, что недопустимо при его статусе государственного служащего и законом относится к вопросам о коррупции. А нарушение антикоррупционного закона могло привести самого Райкина К.А. к уголовной ответственности.
           К этим известным аффилированным организациям относятся уже упомянутые: Фонд (некоммерческая организация), ООО «Райкин Плаза», ООО «Арт-Инвест», Школа.
           Именно на примере Школы Райкин К.А. почувствовал в отношении себя реальную угрозу его служебному положению со стороны Министерства культуры.
           В течении полутора лет (с 2016 года) Министерство культуры РФ по причине конфликта интересов Райкина К.А. в Театре и Школе, из-за участия Райкина К.А. в Фонде и ООО «Райкин Плаза» не согласовывало театру «Сатирикон» получение в аренду помещений Учебного театра Школы, которые были особенно удобны театру для показа своих репертуарных спектаклей малых форм.
           Возмущенный отказами со стороны Министерства культуры, раздраженный Райкин К.А. потребовал от меня как от Ректора Школы, подписать договор о безвозмездном предоставлении театру «Сатирикон» сцены, зала и других помещений Учебного театра Школы для проведения спектаклей театра. Это мне и пришлось сделать, а Школа потеряла на этом довольно приличную сумму так необходимых ей средств.
           Конечно же, Райкин К.А. понимал, что такие его действия не решают проблему конфликта интересов с его аффилированным участием через Фонда в учредительстве ООО «Райкин Плаза».
           С этим окрепшим пониманием он направил свои действия на то, чтобы начать постепенный, но активный вывод Фонда из состава учредителей ООО «Райкин Плаза» путем выкупа у Фонда его долей в ООО «Райкин Плаза».

           Как по плану Райкина К.А. выводился Фонд (и сам Райкин) из учредителей ООО «Райкин Плаза»?
           Уже летом 2017 года Райкин К.А. убедил меня выкупить первую часть – 26% доли Фонда в уставном капитале ООО «Райкин Плаза» за 500 000 рублей, хотя его гостиничная деятельность была безнадежна убыточна и никакого интереса выкупать эту долю не было. Но напор и настойчивость Райкина К.А. взяли своё.
           События развивались стремительно, и было видно, как принимаемые им решения, выстраивались в конкретный план. Он продумано и сосредоточенно ставил задачи и активно направлял меня на их выполнение, цинично пользуясь моим доверительным отношением и глубоким уважением к себе.
           При этом на публике Райкин К.А. был «добрым» и «мягким», «добропорядочным» и «высоко нравственным», а меня нередко выставлял (в шутку) «жестким», и в шутку называл «Бен Ладеном». Вот как он говорил о своих отношениях со мной в одном из интервью в 2012 году:
           «… Мы …часто шутим по поводу того, какой я «хороший», а он «плохой» - этакие добрый и злой следователи. … Но он единственный, кто абсолютно соответствует мне по энергетике и пониманию природы и задач театра. И он прекрасно знает, что я его не предам. Ведь мы в некотором роде вместе кровь пролили. … Никаких перспектив бюджетная сфера не дает. Нашу идею (частного театра) поддержали наши президенты – Путин, потом Медведев. … Он (Полянкин) человек очень опытный и знает не только законы, но и те пространства, пустоты между законами, которыми можно воспользоваться».

           Какова истинная цена слов Райкина в интервью: «И он прекрасно знает, что я его не предам.»?
           В конце 2018 года произошло событие, в буквальном смысле «эпохальное», к которому мы целенаправленно шли 23 года, ради которого было вложено столько сил и идей, потрачено столько времени и здоровья, ради которого я посвятил театру «Сатирикон» всю свою самую активную часть жизни.
           Если бы это событие, произошло, как задумывалось, оно в хорошем смысле потрясло бы весь российский театральный мир, потому что был бы создан первый в России государственно-частный репертуарный театр! И это был бы «Сатирикон»… Но увы, все произошло с точностью наоборот. «Наоборот» стало «визитной карточкой» Райкина К.А.
           Министерство культуры несмотря на бурно развивающийся скандал с Райкиным К.А. наконец-то, подняло вопрос о формализации проекта по созданию государственно-частного партнерства и подписанию соответствующего контракта. Наступил момент истины. И после стольких лет труда и ожиданий, Райкин демонстративно отказывается от проекта, сообщает Министру культуры и мне о том, что он разуверился в этом проекте, решил прекратить его действие и настаивает на сохранении статуса театра «Сатирикон» прежним – то есть федеральным государственным бюджетным учреждением и требует от государства дополнительного финансирования из средств госбюджета.
           Дважды Министр культуры Мединский В.Р., которого Райкин К.А. клеймил в прямом эфире телеканала «Дождь», встречался и со мной, и с Райкиным К.А., предлагал Райкину К.А. абсолютно выгодные условия контракта, просил его не отказываться от проекта, на который затрачено столько сил и возложено столько перспективных надежд… Увы, Райкин К.А. был непреклонен. Он так же, в своей известной манере жестко настаивал на своем решении, не обращая внимание ни на какие аргументы.
           Повторю то, что я сказал в интервью журналу «Театрал» в июле 2019 года:
           «Если бы нашу цель удалось осуществить, опыт «Сатирикона» был бы беспрецедентным, уникальным и ценным для всего театрального дела. Это был бы первый пример ясной, безупречно работающей схемы государственно-частного партнерства, которая могла бы стать спасительной в условиях оптимизации, реструктуризации и так называемой модернизации культуры. …. Я отвечаю за это. В этой ситуации для меня логическим продолжением … является мой уход с поста директора театра и формирование новых деловых отношений (с Райкиным К.А)».

           Как складывались мои отношения с Райкиным К.А. после моего ухода из театра «Сатирикон»?
           Я договорился с Райкиным К.А. о том, что доработаю оставшуюся часть театрального сезона, и с 01 августа 2019 года уйду с поста директора театра.
В связи с этим в начале марта 2019 года я и Райкин К.А. встретились и договорились по всем пунктам партнерского сотрудничества после моего ухода из театра, в том числе:
           - о том, что я (по просьбе Райкина К.А.) остаюсь неформальным представителем театра «Сатирикон» по строительству;
           - о том, что мне, наконец-то, необходимо выкупить оставшуюся долю (25%) Фонда в капитале ООО «Райкин Плаза» с тем, чтобы окончательно освободить Райкина К.А. от его аффилированного участия через эти структуры в конфликте интересов между театром и Школой. Договорились, что выкупная цена 25% доли будет та же, что и выкупная цена 26% доли, которую я выкупил в 2017 году, хотя убытки от гостиничной деятельности к этому времени у ООО «Райкин Плаза» только увеличились;
           - о том, что теперь я должен взять на себя доверительное управление его (Райкина К.А.) доли в капитале ООО «Арт – Инвест», так как бурно развивающийся конфликт интересов Райкина К.А. в театре и ООО «Арт-Инвест», где Райкин К.А. тоже был учредителем, наносил не менее серьезный удар по его служебному положению государственного служащего;
           - о том, что необходимо совершенствовать организационно-финансовую структуру Школы, потому что стало трудно добывать денежные средства из-за публичного конфликта Райкин К.А. с органами государственной власти; о том, что нужно искать новые, независимые от Фонда источники финансирования; и о том, что пришло время подумать о реорганизации Школы, чтобы освободить Райкина К.А. от нарушения законодательства о коррупции и прекращения конфликта интересов в связи с его одновременным участием в деятельности театра «Сатирикон», Фонда и Школы.
           Уже тогда, я предварительно согласовал с Райкиным параметры будущей реорганизации Школы.
           В конце июля 2019 года перед моим уходом из театра в уже упомянутом журнале «Театрал», а также в новостной ленте ТАСС было опубликовано наше интервью с Райкиным К.А., в котором по сути был изложен план совместных действий на новом уровне отношений – на уровне партнерства.

           Почему совместно намеченная реорганизация Школы вызвала конфликт между нами, партнерами?
           Вот как выглядит хронология событий, связанная с реорганизацией.
           После всех наших договоренностей, с 1 августа 2019 года я ушел из театра, и начал работу над проектом реорганизации Школы путем преобразования ее из частного учреждения в Автономную некоммерческую организацию высшего образования. Учитывая навалившуюся в апреле 2020 года пандемию, окончательный вариант реорганизации был согласован с Райкиным К.А. по телефону в рабочем порядке.
           В мае-июне 2020 года я тяжело переболел ковидом, и только после отпуска Райкина К.А. в самом начале сентября мы встретились, чтобы обсудить дальнейшую деятельность Школы в статусе Автономной некоммерческой организации высшего образования, реорганизация которой завершилась 27 июля 2020 года.
           Практически весь сентябрь 2020 года прошел в обычном рабочем режиме. В связи с проведенной реорганизацией издавались приказы, прежние документы менялись на новые, вносились необходимые изменения в договора сотрудников, персонал и студентов. Художественный руководитель Райкин К.А. продолжал работать и Заведующим кафедрой актерского мастерства и режиссуры, преподавать мастерство актера и режиссера и получать за все это соответствующую зарплату.
           Но вдруг, в самом конце сентября 2020 года я неожиданно узнаю, что Райкин К.А. недоволен передачей здания Школы от Фонда в качестве вклада в имущество АНО, хотя передача здания и была одним из важных моментов по оптимизации налоговых платежей, которое легло тяжелым бременем на деятельность Фонда, о чем мы говорили с Райкиным К.А. неоднократно.
          Фонд, являясь собственником здания Школы, выплачивал ежегодно до 4 000 000 рублей в виде налога на имущество. При тех долгах, которые регулярно накапливались, для Фонда это была невероятно большая финансовая нагрузка, которую он практически уже не «тянул». Передача недвижимого имущества - здания в собственность Школы (АНО) на безвозмездной основе приводило к освобождению Школы (АНО) от налога на имущество, то есть экономия составляла 4 000 000 рублей!
          Но теперь оказалось, что Райкин К.А. этим был категорически не доволен.
          По всей вероятности, он решил, что совершил ошибку: раз здание теперь в собственности Школы, он не может претендовать на него, и начал настаивать, чтобы я вернул здание обратно в собственность Фонда, где он может контролировать здание для своих личных целей. А мотивировал необходимость возврата права собственности на здание обратно Фонду тем, что в этом случае, он сможет по своим каналам обеспечить финансирование налогообложения и содержания здания Школы, так ему подтвердили жертвователи, на которых Райкин К.А. влияет.
          Учитывая эти обстоятельства, я вынужден был согласиться, и осуществил переход права собственности на здание от Школы обратно к Фонду, по-прежнему доверяя Райкину К.А., и надеясь, что у Фонда появится, наконец, стабильное финансирование.
          Но, не тут-то было… Умение «забывать» свои обещания проявились у Райкина К.А. и в этом случае, и после перехода права собственности на здание Школы обратно к Фонду, его позиция откровенно изменилась, и он уже не скрывал своего личного интереса к зданию, а его действия в отношении меня приобрели тотально агрессивный характер.
           Тут-то на меня и посылались «требования и рекомендации», о которых я говорил в начале нашего разговора: полная передача Райкину К.А. права собственности на здание Школы, мой выход из состава учредителей Фонда и Школы, прекращение моих полномочий Председателя Совета Фонда и Ректора Школы, с добровольной передачей их Райкину К.А… В противном случае, представители Райкина К.А. уведомляли меня об инициировании ими возбуждения уголовного преследования с пересмотром Райкиным К.А. всех принятых ранее решений в отношении Гостиницы, переданной Фондом в виде вклада в имущество ООО «Райкин Плаза».

           Давайте подытожим. Итак,

           КАКОВ ИТОГ ВСЕХ СОБЫТИЙ?

           Вначале факты «ЧТО ПРОИЗОШЛО И ПРОИСХОДИТ»:
           - Райкин К.А. в 2015 году последовательно, осознанно, добровольно и инициативно совершил действия, направленные на передачу права собственности Гостиницы из Фонда в ООО «Райкин Плаза».
           - Вплоть до осени 2019 года Райкин К.А. избавлял Фонд от долей в ООО «Райкин Плаза» освобождая себя от любой аффилированности в отношении Театра, Фонда и Школы.
           - В 2020 году по согласованию с Райкиным К.А. я осуществил реорганизацию Школы в Автономную некоммерческую организацию для ее активного продвижения в социальной сфере, формирования новых источников финансирования, минимизации налоговой нагрузки, освобождения Райкина К.А. от нарушения законодательства о коррупции и прекращения конфликта интересов в связи с его одновременным участием в деятельности театра «Сатирикон», Фонда и Школы.
           - В начале 2021 года я, по просьбе Райкина К.А., возвращаю здание из Школы в собственность Фонда, и Райкин К.А., вместо обещанного партнерства, блокирует финансирование Фонда и Школы, убедив близких к нему жертвователей прекратить финансирование, и тем самым лишает Фонд и Школу средств к существованию (а добровольные пожертвования были единственным источником формирования бюджета Фонда).
           - Ради моей дискредитации и получения единоличного доступа к имуществу Фонда, Райкин К.А. дошел до того, что утверждает в Суде, будто здание, собственником которого является Фонд, расположено в коммерчески привлекательном месте, в двух шагах от метро, представляет большой коммерческий интерес и, соответственно, может приносить Фонду основательный доход, достаточный для финансирования театра и реализации других уставных целей. Для этого, по словам Райкина К.А. и его представителей, необходимо передать здание Школы самой Школе не безвозмездно (как я это сделал), а в аренду на коммерческой основе. Стоимость аренды составит сумму, не соизмеримую с бюджетом Школы и поставит вопрос вообще о ее существовании. Буквально указующим перстом Райкин К.А. решением суда направлял меня на немедленную коммерциализацию всего здания Школы, а полученную прибыль очевидно распределить между ним, театром «Сатирикон» и Школой (если что-то останется). А для подстраховки он прислал мне требование выплатить ему 200 000 000 рублей, заработанных от продажи здания Школы.
           - В настоящее время на меня продолжает оказываться беспрецедентное давление со стороны Райкина К.А. и его представителя, направленное на принуждение меня к совершению необоснованных действий: по передаче в собственность Райкину К.А. имущества Фонда – здание Школы и имущества ООО «Райкин Плаза» - здание Гостиницы; по выходу из состава учредителей Фонда и Школы в пользу Райкина К.А.; по «добровольно-принудительному» увольнению с должностей Председателя Совета Фонда и Ректора Школы.
           - Для этих целей лично Райкиным К.А., видимо исчерпав все возможные варианты давления, даже были сфальсифицированы документы, грубо нарушающие все пункты статьи 5. Устава Фонда, статей Гражданского Кодекса РФ.

           А теперь «МОИ ОТВЕТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ»:
           В Заявлении о преступлении, поданном 11 августа 2021 года представителем Райкина К.А. в Следственное управление по СВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, Райкин К.А. обвинил меня в совершении тяжкого преступления, ответственность за которое установлено частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.
           В указанном Заявлении Райкин К.А., в лице своего представителя, указал на преступные деяния как на фактически совершенные мною, а не как на возможные к осуществлению. Тем самым он сообщил недостоверную информацию о факте совершения тяжкого преступления, сведения о котором в ходе проверки не нашли подтверждения.
           То, о чем я рассказал, доказывается подлинными документами на 232 листах, имеющимися у меня в наличии.
           В завершении я хочу сообщить, что не намерен больше терпеть все издевательства, оскорбления, угрозы со стороны Райкина К.А. и его представителей, и, руководствуясь положением подпункта 2 пункта 1 статьи 140, пунктами 1 и 2 статьи 144, статьи 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, я подал в правоохранительные органы на Райкина К.А. и его представителя Заявление о преступлении по проверке их действий в отношении меня на предмет доносительства и вымогательства, приложив все 232 листа документов-доказательств.
           Кроме того, я готовлю судебные иски к некоторым средствам массовой информации, которые публиковали провокационные и надуманные сведения, оскорбляющие и попирающие мои честь и достоинство.

Другие новости